+375 17 512-12-33                      

БОИ В ПОЛОЦКОМ УКРЕПРАЙОНЕ

БОИ В ПОЛОЦКОМ УКРЕПРАЙОНЕ

Полоцкий укрепрайон протяжённостью в 56 км был частью «Линии Сталина».

Построили его вдоль реки Ушача для прикрытия от Польши витебско-смоленского направления. Но летом 1941-го его пришлось использовать в боях с немецкой танковой группой Германа Гота. Гот предлагал взять Минск путём сверхглубокого охвата: через Глубокое, Поставы, Полоцк и Бешенковичи выйти к Орше! Но Гитлер настоял на менее рискованном охвате Минска: через Трабы и Молодечно выйти к Смолевичам, что и было сделано. Когда же под Трабами 19-я танковая дивизия натолкнулась на упорную оборону русских, Гот отправил танки в свой глубокий охват к Полоцку. В итоге 19-я танковая дивизия, не встречая советских войск, прошла по хорошим дорогам через Глубокое и Поставы около 200 км.

27 июня её передовой отряд достиг переправы у реки Ушача, и был замечен наблюдателем дота, стоящего близ деревни Кутняны. На врага тут же обрушился мощный удар гаубиц майора Колоколова. Немцы, без боя проехавшие целых 200 км, были наказаны за свою беспечность: одни погибли, а другие попали в плен.

Григорий Кузьмич Колоколов позднее вспоминал: «Трудно сказать, кому тогда из немцев удалось унести свои ноги. Офицеры и солдаты наблюдательных пунктов, не встречая со стороны противника ни одного выстрела, пошли посмотреть на результаты своего коллективного труда. Уцелевшие от нашего артиллерийского огня небольшие группы немцев, за это время почти успели отрыть для себя окопы! Они настолько были перепуганы, что без всякого сопротивления сдались в плен».

На допросе пленные показали, что не ожидали встретить здесь сопротивления. Они собирались захватить мосты через Западную Двину в Полоцке и удерживать их до подхода главных сил.

А между тем, благодаря задержке немцев в боях на Минском укрепрайоне, в район Полоцка успели прибыть полностью укомплектованные стрелковые дивизии из Удмуртии, Перми и Башкирии. Позиции Полоцкого укрепрайона заняла дивизия полковника Алексея Ивановича Зыгина, прибывшая из Челябинска.

В районе деревни Латышки реку Ушача переплыли три немецких разведчика. Не обнаружив на поле замаскированного дота и, установив, что в деревне нет красноармейцев, они дали сигнал своим, что путь свободен. Через реку переправился немецкий отряд пехоты с пушкой. Войдя в деревню, немецкие солдаты согнали всех жителей за её околицей. Отделив мужчин призывного возраста от сельчан, немцы погнали их к реке. Житель этой деревни Д.В. Толочко позднее вспоминал: «Неожиданно раздалась команда, и чужаки открыли по мужикам огонь из винтовок и пулемётов. Стреляли разрывными пулями. Среди них был и мой батька – Василий Маркович Толочко, 43 лет. Но он за мгновение до стрельбы нырнул в воду и уплыл. Остальные 28 человек были убиты.

Затем немцы стали поджигать дома. В крайней хате солдат нашёл младенца в люльке и вынес его на улицу. Мать ребёнка бросилась к нему, но её застрелили. Убитую взяли за руки и за ноги, раскачали и бросили в огонь. А немец с младенцем подошёл к толпе баб, что-то спросил, а затем отдал ребёнка кому-то из них».

Дальнейшее развитие трагедии остановила советская артиллерия, открывшая огонь со стороны деревни Меруги. Неожиданно ударил пулемётной очередью и молчавший до этого дот. Немцы под прикрытием дымовой завесы пытались атаковать его. Но каждый раз, когда они поднимались в атаку, пулемётные очереди заставляли их прижиматься к земле. Не помогло врагу и орудие, поставленное на прямую наводку. Исход боя решила атака батальона капитана Калашникова. Потеряв до 15 человек только убитыми, в том числе одного офицера, захватчики отступали в сторону деревни Фариново.

3 июля 1941 года, подтянув основные силы, 19-я танковая дивизия вермахта возобновила наступление. Встретив мощный отпор в полосе полоцких дотов, Герман Гот повернул танковую дивизию в обход на городок Дисна. Вместо неё штурмом дотов занялась прибывшая 18-я моторизованная дивизия (пехотная дивизия, передвигающаяся на грузовиках). В критический момент боя Алексей Зыгин, возглавивший оборону Полоцкого укрепрайона даже покинул наблюдательный пункт, чтобы лично руководить боем. Все атаки штурмующих были отбиты. Гот усилил натиск, введя в бой 14-ю моторизованную дивизию, прибывшую из под Минска. Тогда Зыгин, создав подвижный отряд из большого количества грузовиков, пушек и батальона пехоты, стал перебрасывать его на наиболее опасные участки обороны. Командовал им капитан А.И. Кочнев. Особенно выручал этот отряд при деблокировании наших дотов, окружённых немцами.

Поздним вечером боевая группа из подвижного отряда под командованием политрука М.И. Каргопольцева прибыла к деревне, в которой собирались заночевать немцы. Часть из них, сложив оружие, беззаботно купалась в озере. Командир батареи Агапетов подготовил данные для стрельбы, и его пушки открыли огонь. Немцы и их боевая техника были уничтожены.

С первых дней боёв в Полоцком укрепрайоне особенно прославился командир батареи 152-мм гаубиц старший лейтенант Фёдор Андреевич Демидов. Ещё до войны он был награждён орденом Ленина за спасение от огня колхозного урожая. Теперь же огнём своих мощных гаубиц он уничтожал врага, топтавшего нашу землю. Его сослуживец Г.К Колоколов вспоминал о Демидове: «Это был весьма храбрый и знающий своё дело командир. Его гаубичная батарея доставляла немцам много неприятностей. Погиб он при следующих обстоятельствах. На водонапорной башне станции Фариново немцы оборудовали артиллерийский наблюдательный пункт (НП). С её высоты хорошо просматривались наши позиции на глубину до 3 км. Башня была довольно прочным сооружением, и уничтожить её артиллерийским огнём с закрытых огневых позиций – дело очень дорогое и малообещающее. Поэтому Демидов вызвался разрушить её огнём... прямой наводки! Но это было очень опасно, так как при такой стрельбе противник заметит гаубицу и постарается её уничтожить. Несмотря на это Демидов лично возглавил стрельбу из 152-мм гаубицы и всего шестью снарядами развалил башню, а вместе с ней уничтожил и злополучный НП. К сожалению, немцы засекли, откуда вёлся огонь, и открыли по позиции гаубицы Демидова сильный миномётный огонь. От разрыва одной из мин и погиб наш славный герой-артиллерист. Это была наша первая тяжёлая потеря. Похоронили его под сенью вековых сосен недалеко от огневых позиций его батареи».

4 июля 19-й танковой дивизии удалось форсировать Западную Двину и захватить плацдарм у Дисны. Части целых трёх наших стрелковых дивизий пытались сбить немцев в Двину. Но не смогли. Чтобы сломить сопротивление защитников Полоцка немцы два дня обстреливали их позиции из артиллерии и бомбили с воздуха.

7 июля около 30 немецких танков 19-й дивизии пошли в наступление. Весь день на опушке леса восточнее Дисны шёл бой. Бойцы Зыгина отбили атаки врага и даже захватили один танк и два броневика, включив их в свой подвижный отряд. 8 и 9 июля немцы пытались прорваться под Борковичами. Их ожесточённые атаки удалось отразить благодаря наличию большого количества снарядов. Лейтенант Сыроватский записал в дневнике, что за два вечера только одна его батарея выпустила по врагу 442 снаряда.

9 июля в Витебск ворвалась немецкая 20-я танковая дивизия. Возникла опасность окружения защитников Полоцкого укрепрайона, но они не отступили с полосы дотов. Тогда около 100 немецких танков атаковали на Боровухском направлении. Разгорелись бои в пунктах Заручевье, Залесье, Осеротки, Махирово. Под воздействием сильного огня противника нашим частям пришлось оставить часть дотов первой линии.

10 июля под Мехелево немцам удалось блокировать 6 дотов, 2 взорвать и двинуть около 100 танков на Городок. В этот же день к полосе боёв стали подходить и пехотные дивизии вермахта. Две из них ночью переправились через Западную Двину. 11 июля они атаковали доты у Боровухи-1 и помогли 19-й танковой и 14-й моторизованной дивизиям в наступление на Невель.

В эти дни начиналась уже битва за Смоленск, а защитники Полоцкого укрепрайона всё ещё не сдавались, оттягивая на себя значительные силы немецких войск. В итоге на 6 советских дивизий в районе Полоцка наступали 16 немецких! (Для сравнения, в армии Паулюса, которая в августе 1942 года ворвётся в Сталинград , будет всего лишь 13 дивизий). И при этом наши войска даже умудрялись атаковать! Так части полковника Т.П. Милорадова атаковали переправу у городка Улла, уничтожив до 50 грузовиков врага. На обнаруженном аэродроме было выведено из строя около 30 немецких самолетов. Герман Гот позднее напишет: «Продвижение 18-й моторизованной дивизии от Уллы на Городок было задержано ударом гарнизона крепости Полоцк по её тылу».

Подошедшие пешком пехотные дивизии вермахта, стали готовиться к решающему штурму Полоцкого укрепрайона. На позиции доставляли артиллерию, в том числе и 88-мм зенитные пушки, обладавшие высокой точностью попадания. Проведённая немцами разведка показала, что советские позиции хорошо замаскированы, имеют противотанковые надолбы и заграждения из колючей проволоки. Между дотами отрыты траншеи для защитников из стрелковых частей.

Утром 15 июля артиллерия 6-й пехотной дивизии открыла ураганный огонь по дотам у деревни Гомель. Били 152 орудия от 37-мм противотанковых пушек до тяжёлых 210-мм мортир и специальных орудий калибра 250-мм. Основной огонь немецкой артиллерии был сосредоточен на двух дотах первой линии. В течение часа десятки орудий расстреливали их в упор. По воспоминаниям лейтенанта Генриха Гаапе, вызывало удивление уже то, что русские бетонные бункеры продолжали стоять в этом адском огне.

В 5 утра орудия перенесли свой огонь вглубь обороны, и в атаку пошли штурмовые группы.

К изумлению атакующих один из дотов первой линии тут же открыл пулемётный огонь. Его поддержали доты второй линии и даже полковая артиллерия стрелковых частей! Штурм затянулся. Только уничтожив наших бойцов в траншеях, немецкие штурмовые группы смогли подобраться к дотам и приступить к их уничтожению. Гарнизоны дотов сражались до последнего. Немцы, применяя огнемёты и заряды взрывчатки, к полдню расправились с пятью бетонными бункерами.

На этом участке наша оборона была прорвана. Немецкие части, штурмовавшие доты левее деревни Гомель успеха не достигли. Все их атаки были отбиты.

Однако начатое немцами 13 июля наступление на Невель остановить нашим частям не удалось. Обходя Полоцк с севера, к Невелю устремились 19-я танковая и 14-я моторизованная дивизии вермахта. 15 июля немцы перерезали железную дорогу Полоцк-Идрица и даже захватили левобережную часть Полоцка. Через неё тут же двинулись колонны немецких грузовиков с горючим и боеприпасами, необходимыми для взятия Смоленска. 16 июля танки 19-й дивизии ворвались в Невель, и защитникам Полоцкого укрепрайона грозило окружение. Командование разрешило Алексею Зыгину начать вывод войск к Великим Лукам. Их отход прикрывали батальон капитана Кочнева и несколько гарнизонов пулемётных дотов. Эти герои сделали всё, что могли, удерживая позиции до вечера 19 июля!

21 июля в ходе ночной атаки частям Зыгина удалось вырваться из окружения вместе с техникой и тяжёлым вооружением. За умелое руководство Полоцким укрепрайоном, личное мужество и успешный вывод частей из окружения Алексей Зыгин был награжден орденом Ленина  и ему присвоили воинское звание «генерал-майор».  Орден Ленина получил и А.И. Кочнев – за успешное прикрытия отхода, мужество и отвагу.

Полоцкий укрепрайон, построенный для сдерживания польской армии в течение 14 дней, смог задержать немцев на 22 дня! Благодаря этому удалось затянуть Смоленское сражение до 10 сентября. После его захвата немцам и вовсе пришлось повернуть на Украину, чтобы сломить оборону Киевского укрепрайона «Линии Сталина». Там бои продолжались до 26 сентября 1941 года.

Германия не могла победить Советский Союз в затяжной войне, поэтому сделала ставку на молниеносную войну. Но из-за столь затяжных боёв на укрепрайонах «Линии Сталина» план блицкрига, рассчитанный на взятие Москвы к 25 августа, окончательно провалился.

И хотя вермахт в октябре и ноябре 1941 года по-прежнему будет ещё брать один советский город за другим, война Германии с СССР будет, в конце концов, проиграна.

Наверх